«Памятник убит»: как исторические здания застраивают торговыми центрами

В соцсетях выкладывают «архитектурные страшилки» — снимки исторических зданий, которые оказались буквально замурованы в торговых центрах, офисах или жилых комплексах. Поводом послужил пост воронежского пользователя с фотографией ТЦ «Галерея Чижова», надстроенного над домом купца Балашова начала XIX века. РИА Новости узнало у экспертов, кто согласовывает проекты подобных «трансформеров» и насколько законна такая архитектурная эклектика.

Мертвая бабочка

​История «Галереи Чижова», так поразившей соцсети, тянется с 2013 года, с начала строительства, когда памятник истории и культуры регионального значения — дом купца Балашова — спрятали за фанерным забором. Позже выяснилось, что в здание, которое застройщик обязался реставрировать, въехал грузовик.

Уцелели только фасад и подвальные помещения. Компанию оштрафовали за разрушение памятника на 20 тысяч рублей. Формально историческое здание восстановили, но теперь оно буквально торчит из стены многоэтажного торгового центра.

​Председатель центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры юрист Артем Демидов объясняет, почему это нарушает не только эстетический облик города, но и законодательство.

«По закону в объекте культурного наследия всегда охраняется его пространственное решение. Часто застройщики говорят: «Тут важен лишь фасад, а дальше можно делать что угодно, надстраивать сверху». На самом деле это манипуляция, потому что габариты каждого памятника тоже охраняются», — отмечает Демидов.

​Проблема, однако, даже не в законодательстве, которое в России отличается чуть ли не образцовой строгостью, а в том, как оно исполняется, считает эксперт.

«Существуют способы обхода этих правил, в результате мы такое и наблюдаем. Если раньше все это делалось в отсутствие законодательных норм, регулирующих порядок реставрации и использования памятников, то сейчас этими нормами прикрываются, чтобы выполнять подобное строительство. Недавний пример — дом в центре Волгограда, одно из немногих зданий царицынского периода, уцелевших до наших дней. И тоже сверху надстроили гостиничный центр «Мономах» в 14 этажей», — рассказал эксперт.

​Не имея возможности освободить землю вокруг памятника, его попросту обстраивают со всех сторон. Координатор общественного движения «Архнадзор», член совета при президенте России по культуре и искусству Константин Михайлов уверен, что последствия такого соседства для исторических зданий могут быть фатальными.

«Визуально памятник убит. Формально он сохранен, но на самом деле уже не существует как объект наследия. Ведь памятник — это не музейный экспонат, который можно из одной витрины в другую перекладывать. Он стоит на своем историческом месте, у него есть окружение, среда, над ним есть воздушное пространство. Если всего этого его лишить, то он становится такой «мертвой бабочкой», которая пригвождена к новому комплексу», — уверен Михайлов.

Жалоб нет

​Как показывает практика, подобное происходит в большинстве крупных российских городов. Не исключение и столица, хотя столь грубые нарушения тут все же в прошлом.

«В Москве, с одной стороны, более сильные органы государственной власти, которые отвечают за сохранность наследия. Мосгорнаследие не сопоставимо с аналогом, к примеру, в Воронеже. С другой стороны — в Москве и давление больше, и ситуации сложнее, поэтому здесь проблемы тоже есть, но не такие вопиющие, как в регионах», — говорит Демидов.

​Механизм историко-культурной экспертизы кажется предельно прозрачным и простым. Каждый проект реставрации требуется согласовывать с властями. Для этого Министерство культуры аттестует специалистов с большим опытом работы и послужным списком, которые проводят историко-культурную экспертизу. Для согласования необходимо коллегиальное заключение трех таких специалистов.

​Однако, по словам Артема Демидова, нередко строительство в регионе согласовывают те, кто никогда там даже не был.

«Очень часто экспертизы подписывают люди из других регионов. Грубо говоря, в Волгограде — эксперт из Челябинска. Он получил аттестацию Министерства культуры и может работать на территории всей страны. У себя в регионе он бы не стал подписывать такой проект, понимая, что его все знают, а где-нибудь в Воронеже подпишет, — объясняет Демидов. — Таких экспертиз масса, они публикуются, и можно посмотреть по наиболее спорным проектам — там всегда эксперты из других городов, которых никто не знает и не видел».

​Директор департамента государственной охраны культурного наследия Министерства культуры России Владимир Цветнов рассказал РИА Новости, что ответственность за подобные решения лежит на региональных властях, которым специально выделяются бюджетные средства.

«Мы в основном перекладываем все на правительства субъектов и платим им деньги из федерального бюджета за охрану объектов культурного наследия на их территории. Поэтому все мероприятия, связанные с разработкой, утверждением проектной документации, разрешением на работы, историко-культурными экспертизами, организуют местные власти», — пояснил чиновник.

​Он отметил, что ему пока не поступало жалоб из регионов на подобные случаи застройки исторических зданий.

«Экспертные комиссии, видимо, как-то это согласовывают, не находят в этом никаких нарушений. У меня жалоб особых от жителей, общественных организаций или экспертов нет по этому поводу. Я просто знаю, что такие вещи есть в Нижнем Новгороде, Архангельске, Воронеже, но жалоб не поступало», — заверил Владимир Цветнов.

«Если будут в средствах массовой информации статьи, призывающие обратить внимание на это, я, конечно, отреагирую», — добавил глава департамента.

​Тем не менее кардинально поменять что-то в ситуации, когда строительство уже завершено, практически невозможно, считает Константин Михайлов из «Архнадзора».

«Никто не будет разбирать дорогостоящие здания, находящиеся в частной собственности. Это многолетние судебные процессы, которые, как правило, ничем не заканчиваются. Четкой законодательной защиты исторических центров нет, поэтому мы и имеем у себя перед глазами все эти монстры, — поясняет Михайлов. —  Это иллюстрация того, что исторические пространства наших старинных городов почти не защищены или крайне слабо защищены».

 

Источник: ria.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *