Музей корпоративных встреч

Музей корпоративных встреч

Заявляю со всей ответственностью как журналист со стажем, что не только читать, но и писать, как говорится «позитив», гораздо приятнее. К сожалению, в газете чаще приходится писать о проблемах. Да и проблем, честно говоря, в нашей жизни гораздо больше, чем позитивных новостей. Особенно если посмотреть на мир или привычный пейзаж за окном по-новому.
Все всеволожцы, кто ездит на автомобиле в Петерубург по Дороге жизни, как минимум дважды проезжают мимо Музея-усадьбы «Приютино»: туда и обратно. С одной стороны, красивое это место? Да, безусловно. А с другой? Нет, конечно. Честно говоря, разруха и запустение царят на территории музея, если отойти хотя бы на шаг в сторону от господского дома дворян Олениных, где расположена его экспозиция. Вот эта разруха за окном и столкнула в конфликте интересов воли разных, хотя и знакомых друг с другом людей: создателя и первого директора «Приютино» Льва Тимофеева и сегодняшнего директора музейного комплекса Леонида Мазура.

В нашей стране любят гордиться какой-то особенной духовностью, присущей жителям России, что на официальных мероприятиях не устают повторять наши чиновники. Впрочем, для тех, кто выезжал в самую провинциальную Европу, очевидно, что отечественная любовь к истории, если смотреть на нее через призму сохранения исторических памятников в последние лет сто, лучше всего характеризуется латинским словом «варварство».

У Льва Валентиновича хватило сил и энергии не только «пробить» организацию музея в далеких уже 70-х годах, когда за памятник архитектуры и истории нужно было бороться с Министерством обороны СССР, но и остаться верным жемчужине Всеволожска в последующие годы. Удивительно, но и спустя 40 лет неутомимый историк Тимофеев продолжает заниматься изматывающей сознание перепиской с властными структурами, отстаивая от новоявленных варваров музейный комплекс, историческое наследие Всеволожска.

Официальные путеводители сообщают, что Музей-усадьба «Приютино» является одной из немногих сохранившихся под Петербургом дворянских усадеб начала XIX века. Лев Тимофеев говорит гораздо более категорично: эта фраза была справедливой 40 лет назад. Сегодня ансамбль усадьбы утрачен, а задача стоит только в спасении от окончательного разрушения сохранившихся памятников.

В деле руководства Музеем-усадьбой «Приютино» все 20 лет наблюдается стабильность, которая стремится к явлению, более всего подходящему по смыслу к слову «стабилизец». С 1992 года музеем руководит Леонид Мазур. Все это время Лев Тимофеев является фигурой в музее нежелательной. Почему? А потому что он не перестает критиковать деятельность господина Мазура на посту директора музея, а в последнее время даже обвинил его в том, что эта деятельность ведет пригородную жемчужину к уничтожению.

Первую кампанию за сохранение усадьбы в 70-х годах прошлого века Тимофеев выиграл. Вторая кампания началась для него с 23 апреля 2010 года после модернизации Рябовского шоссе, в результате которой половина музейной территории оказалась разрезана надвое, и часть музея пришла в такое запустение, что даже была лишена охранного статуса. За три года написаны десятки писем в Департамент госохраны памятников, в Комитет по культуре правительства Ленинградской области, в Росохранкультуру, в Управление Росохранкультуры по СЗФО, в Прокуратуру Ленинградской области, в Министерство культуры РФ, в Генеральную прокуратуру РФ. Не изменилось ничего, как отмечает сам Лев Валентинович.

Последний раз подробно все обвинения против «вечного» директора музея были изложены в письме в адрес Следственного комитета по Ленинградской области в ноябре прошлого года. Тимофеев требует от государственных органов разобраться в чехарде реставрационных программ на территории Приютино, постоянно идущих с 1998 года, результатом которых стало разрушение построек, которые были в дни создания музея (например, второго господского дома), плачевное состояние усадебных строений и парка. В заявлении подробно перечисляются запланированные и не выполненные работы, подписанные Мазуром акты работ, проводившихся без должных согласований и без видимых результатов, предметы музейного фонда, которые существовали ранее и отсутствуют в экспозиции сегодня. Обвиняет первый директор нынешнего и в авантюризме. Списав за последние 10 лет около 10 млн. рублей на призрачные реставрационные работы, Мазур постоянно дает интервью для СМИ, судя по которым в музее кипит бурная жизнь. Чего стоят одни рассказы о проекте под названием «Реставрация Литературно-художественного музея-усадьбы «Приютино»» на сумму 650 млн. рублей, в результате которого реставраторы вновь отреставрируют основные помещения усадьбы и отстроят утраченные, а в музее появятся просветительский и туристический центры, гостиница и прочие прелести цивилизации. На практике, у музея нет даже собственного интернет-сайта, количество посетителей падает из года в год, научная и просветительская работа практически отсутствует. Конечно, деятельность музей проводит, наиболее распространенной является сдача в аренду помещений и организация корпоративов и торжеств на фоне дворянского гнезда. А посетителей музейные объявления приглашают отведать шашлыков в приусадебном парке… Причем дрова для шашлыков рубятся здесь же, из погибающих мемориальных дубов.

Впрочем, обвинять нынешнюю администрацию музея в том, что она не делает ничего ради спасения всеволожской жемчужины, нельзя. Продолжается подготовка и пересылка бумаг по длинным бюрократическим коридорам, готовятся какие-то программы. Например, перед новым годом пресс-служба губернатора ЛО распространила сообщение об участии области в проекте «Сохранение и использование культурного наследия России». Правда, главное внимание областного правительства будет приковано к Выборгу и Гатчине, но и про Всеволожск вскользь упомянули: «Готовится к подписанию соглашение о реставрации Литературно-художественного музея-усадьбы "Приютино"». За 30 лет музей пережил уже несколько таких проектов, если последний станет подобным проекту 1998 года, то музей будет окончательно утрачен для потомков, считает Лев Тимофеев.

Возможно, беда музея состоит и в том, что стратегический кругозор его нынешних руководителей слишком узок и не простирается дальше организации корпоративных вечеринок и частных концертов на его территории. Такова и последняя инициатива руководства музея: масленичное гуляние напротив главного корпуса с блинами, песнями, сжиганием чучела Масленицы.

«Я не против Масленицы, даже всегда — за!» — восклицает Тимофеев на неформальной странице музея в одной из социальных сетей. – «Но кто-нибудь может ответить на вопрос: зачем перед ветшающим зданием музея, среди умирающих деревьев устраивать масленичные игрища с сжиганием чучела?» К сожалению, языческие пляски должны заменить для посетителей тематические мероприятия, посвященные Гнедичу или Крылову, память которых приходится как раз на февраль.

Какова же судьба запроса Льва Тимофеева в СКР? Ему исправно приходят положенные по бюрократическому протоколу справки о движении письма по властным коридорам. Нет только одного, главного и окончательного ответа, который бы раз и навсегда остановил деградацию главной жемчужины Всеволожска в придорожный трактир.

Алексей Лебедев, "Всеволожский телеграф", №4(10) февраль 2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *